23:02 

Die Eltern

В своей записи про минимализм я писала о том, что мы с мамой ходили по магазинам, чтобы излечить грусть. Кажется, будто я её в этом обвиняю, но нет. Как и все мы, моя мама — дитя своего времени.

Я помню её рассказы о том, как всё было плохо с одеждой, когда она была юной девушкой, и как она перешивала старые костюмы, пытаясь превратить их во что-то сносное. Помню, как она говорила, что сшила себе платье на выпускной моего папы, и как папа рассказывал, какой красивой она в нём была.

Бабушка однажды, шутя, пожаловалась, что мама раскроила её пиджак и сделала себе юбку. В общем, моя мама не была избалована вещами и хотела, чтобы я ни в чём не нуждалась.


Я безмерна благодарна маме (и я ей это озвучивала) за то, что она приняла мои бунтарские идеи подросткового периода, когда я то хотела быть похожей на Аврил Лавин, то требовала купить мне длинную чёрную юбку и чёрную рубашку, и ещё напульсник с шипами. Мама всегда посмеивалась надо мной и говорила, что это пройдёт, но при этом, чаще всего, ходила со мной часами по магазинам в поисках того, что нужно. А ещё, так как она работала торговым представителем и всё рабочее время бегала по городу, она часто сама находила что-то для меня и приносила со словами "Лёль, смотри какая клёвая штука!".

После походов по магазинам мы заходили в кафе. Я помню, это было кафе "Red Apple" возле нашего дома, где мы жили, когда мне было 13, и это были другие случайные кафешки после, когда мы переезжали в другие квартиры. Мама заказывала мне сок, себе пиво, мы сидели и болтали, смеялись, предвкушали, как будем мерить то, что купили. Иногда приезжала бабушка, мама мамы.

Боги, как мне этого не хватает. Этих прогулок, посиделок, этой атмосферы.
И насколько всё изменилось теперь, когда родители живут в городе Б. Приезжая туда, я вижу, как они стареют. Но хуже того, я вижу, что они ни к чему больше не стремятся. Что их самым распространенным развлечением стала выпивка. Да, когда мы жили в Севастополе, они тоже выпивали, но тогда они работали и, вроде, у них была какая-то цель.

Это грустно. Может, когда мы переедем в Ставрополь, я смогу завлечь маму в гости, и может, поездка встряхнет её и даст понять, что мир не заканчивается там, где она теперь. Я надеюсь на это.

Это эгоистично, конечно, не давать людям спокойной жизни там, где им комфортно, считать их не такими, не подходящими под какие-то мои критерии, жалеть о том, что они не дают мне того, чего хочется. Но я, опять же, надеюсь на то, что моё понимание нормы правильно, и что люди в 40-50 лет не должны застревать в болоте алкоголизма и ненавистной работы.

Может, это и не эгоизм, а максимализм, который диктует мне правила жизни, или красный крест во лбу, который всегда хочет, чтобы я кого-то спасла от Большой Опасности. Если честно, мне всё равно. Я чувствую, что я должна повлиять на эту ситуацию.

Возможно, у меня не получится. Я не хочу привязываться к результату. Возможно, я смогу снова испытать чувство восхищения своей мамой, своими родителями. Возможно, нет. Но люди всегда надеются на лучшее, правда?

URL
   

Rein. Raus.

главная